ГлавнаяЕсенин Сергей → У белой воды - чтение
5 из 5
Рейтинг
произведения
 Проголосовало: 2
 Поставьте свою оценку: 
Автор: Есенин Сергей

У белой воды

     1
     Лето было тихое и ведряное, небо вместо голубого было белое, и озеро, глядевшее в небо, тоже казалось белым; только у самого берега в воде качалась тень от ветлы да от избы Корнея Бударки. Иногда ветер подымал по песку целое облако пыли, обдавал ею воду и избу Корнея, а потом, когда утихал, из песка, чернея, торчали камни на выветренном месте; но от них тени не было.
     Корней Бударка ловил по спуску реки рыбу, а жена его Палага изо дня в день сидела на крылечке и смотрела то в ту "сторону, где," чернея, торчали камни на выветренном ме"сте, то" на молочное небо.
     Одинокая ветла под окошком роняла пух, вода еще тише обнимала берег, и не то от водяного зноя, не то оттого, что у нее самой во всем теле как бы переливалось молоко, Палага думала о муже, думала, как хорошо они проводили время, когда оба, прижавшись друг к другу, ночевали на сеновале, какие у него синие глаза, и вообще обо всем, что волновало ей кровь.
     Рыбаки уплывали вниз по реке с Петрова дня вплоть до зимних холодов. Палага считала дни, когда Корней должен был вернуться, молила св. Магдалину, чтобы скорей наставали холода, и чувствовала, что кровь в ней с каждым днем начинает закипать все больше и больше. Губы сделались красными, как калина, груди налились, и когда она, осторожно лаская себя, проводила по ним рукой, она чувствовала, что голова ее кружится, ноги трясутся, а щеки так и горят.
     Палага любила Корнея. Любила его здоровую грудь, руки, которыми он сгибал дуги, и особенно ей нравились его губы.
     Перебирая прошлое, Палага так сливалась с Корнеем мысленно, что даже чувствовала его горячее дыхание, теплую влагу губ, и тело ее начинало ныть еще сильнее, а то, что так было возможно, казалось ей преступлением. Она помнила, как она клялась Корнею, что хотя раз оборвешь, то уже без узла не натянешь, и все-таки, скрывая это внутри себя, металась из стороны в сторону, как связанная, и старалась найти выход.
     Опустив голову на колени, она смотрела, как за высокой горой тонуло солнце. Свечерело уже совсем, и по белой воде заскользила на песчаный островок, поросший хворостом, утлая маленькая лодочка. Мужик сидел в лодке, вылез и, изгибаясь, стал ползать по песку.
     В Палаге проснулось непонятное для нее решение... Она отвязала причало от челна, руки ее дрожали, ноги подкашивались, но все-таки она отправилась на островок. Взмахнув веслами, она почти в три удара обогнула островок и, стоя на носу, заметила, что мужик на песке собирает ракуши. Она глядела на него и так же, как в первый раз, трепетала вся.
     Когда мужик обернулся и, взглянув на нее своими рыбьими холодными глазами, ехидно прищурился, Палага вся похолодела, сжалась, страсть ее, как ей показалось, упала на дно лодки. "Окаянный меня смущаить!"- прошептала она. И, перекрестившись, повернула лодку обратно и, не скидавая платья с себя, бросилась у берега в воду.
     Был канун Ильина дня. С сарафана капала вода, когда она вошла в избу, а губы казались синими. Мокрыми руками она достала с божницы спички, затеплила лампадку и, упав на колени, начала молиться. Но ночью, когда она легла в мокрой рубашке на кровать, тело ее снова почувствовало тепло, и снова защемило под оголенными коленями. Она встала, сбегала к реке, окунула горячую голову в воду и, чтобы забыться, начала вслушиваться, как шумит ветер. "Наваждение, - думала она, - молиться надо и пост на себя наложить!" Ветер крутил песок, вода рябилась, холодела, и, глядя на реку, Палага шептала:
     "Господи, да скорея бы, скорея бы заморозки!"
     Утром чуть свет она отправилась на деревню к обедне. Деревня была верстах в шести от белой воды, дорога вилась меж ржи, и идти было по заре, когда еще было легко и прохладно.
     Ноги ее приустали, она сняла с себя башмаки, повесила на ленточке через плечо, нарочно норовила, сверкая белыми икрами, идти по росе, и огонь, мучивший ее тело, утихал. В церкви она молилась тоже только об одном, чтобы скорее настали холода, и, глядя на икону прикрытой рубищем Марии Египетской, просила у нее ее крепости одолеть свою похоть, но молитвенные мысли ее мешались с воспоминаниями о жгучей любви, она ловила себя на этом и, падая на колени, стукалась лбом о каменный пол до боли.
     2
     По дороге обратно идти ей казалось труднее, с томленого тела градом катился пот, рубаха прилипала к телу, а глаза мутились и ничего не видели. Она не помнила, как дошла до перекрестка объезжих дорог, и очнулась лишь тогда, когда догнавший ее попутчик окликнул и ухватил за плечо.
     - Ты, эфто, бабенка, дыляко пробираисси-то... а? - спросил он, лукаво щуря на нее глаза, - а то, можа, вместе в лощинке и отдохнем малость?
     Палага не слышала его слов, но стало приятно идти с ним, она весело взглянула ему в глаза и улыбнулась. Лицо его было молодое, только что покрывшееся пухом, глаза горели задором и смелостью. Можно было подумать, что он не касался ни одной бабы, но и можно было предположить, что он ни одной не давал проходу.
     - Таперича я знаю - ты чья, - сказал он, пристально вглядываясь в лицо, - ты эфто, знычить, жена Корнея Бударки будешь... так оно и есть... Я тибе ище со свадьбы вашиной помню. Славная ты, как я ны тибе пыглижу. Эн лицо-то какое смазливое.
     Палага подозрительно смерила его с ног до головы и сказала:
     - Жинитца пора тибе, чем по полю прохожих-то ловить. За этакое дело в острог сажают.
     Парень обидчиво приостановился и выругался:
     - Сибе дороже стоить, чем ломать на всяку сволочь глаза свои!
     Палага, обернувшись, захохотала:
     - А ты и вправду думаешь, што я боюсь тибе?
     Сказав, она почувствовала, как груди ее защемили снова, глаза затуманились. Она забыла, зачем ходила в церковь, ночью выскакивала окунать свою голову в воду. Когда парень взял ее за руку, она не отняла руки, а еще плотней прижалась к нему и шла, запрокинув голову, как угорелая; кофточка на ней расстегнулась, платок соскочил.
     - А должно, плохо биз мужа живетца-то, - говорил он, - я, хошь, к тибе приходить буду?
     - Приходи!
     Солнце уже клонилось к закату, тени от кустов были большие, но в воздухе еще висел зной, пахнущий рожью.
     Палага опустилась на колени и села. Она вся тянулась к земле и старалась, чтобы не упасть, ухватиться за куст. Парень подполз к ней ближе, обнял ее за шею.
     Уже в душе ее ничего не было страшного, и не было больно за то, что вот что-то порывается в ее жизни; она прилегла на траву и закрыла глаза. Чувствовала, как парень горячими щеками прилипал к ее груди, его немного горькие от табаку губы, и когда почувствовала его жесткие руки, приподнялась и отпихнула его в сторону.
     - Не нужно, - сказала она, задыхаясь, и, запрокинув голову, опустилась опять на траву. - Не нужно, тибе говорю!
     Когда она ударила парня по лицу, он опешил, и, воспользовавшись этим, она побежала, подобрав подол, к дому.
     Парень отстал. На повороте она заметила только один его мелькавший картуз, пригнулась и быстро шмыгнула в рожь. Прижалась к земле и старалась не проронить ни звука.
     Уже погасла заря, месяц выплыл с белыми рогами над полем, и небо из белого обратилось в темно-голубое, а она все сидела и не хотела вставать.
     Когда ночь стала совсем голубая, когда уже звезды тухли, она осторожно приподняла голову и посмотрела на дорогу. Дымился туман, и свежесть его пахла парным молоком. Ей страшно было идти, - казалось, парень где-нибудь притаился во ржи у дороги и ждет.
     Небо светлело, ветерок, налетевший с восхода, поднялся к облакам и сдул последние огоньки мигающих звезд; над рожью вспыхнула полоса зари, где-то заскрипели колеса. Очнувшись от страха, Палага вышла на тропинку и, прислушавшись, откуда скрип колес, пошла навстречу.
     Поравнявшись с подводами, она попросила, чтоб ее подвезли немного, до белой воды. Баба, сидевшая на передней телеге, остановила лошадь и покачала головой:
     - Как же это ты ни пужаисси-то? Ночь, а ты Бог знаить анкедова идешь... По ржам-то ведь много слоняютца, лутчай подождать бы.
     - Я ждала, - тихо ответила Палага, - привязался тут ко мне один еще с вечера. Все во ржи сидела, ждала, хто поедить...
     - То-то, ждала.
     Когда баба под спуском на белую воду повернула в левую сторону, Палага слезла, поблагодарила ее и пошла к дому. Башмаки от росы промокли, пальцы на ногах озябли, но она не обращала на это внимания, ей было приятно сознавать, что грех она все-таки поборола.
     Вдруг вся она похолодела: парень сидел на крылечке ее избы и, завидя ее, быстро и ловко стал взбираться на гору. Пока она пришла в себя, уже был подле нее и схватил за руки.
     - Ты штошь эфто, - говорил он, осклабивая зубы, - сперва дразнишь, а потом хоронисси?.. Типерь ни отпущу уж тибе, кричи не кричи - моя.
     Палага стояла с широко раскрытыми глазами; то, что ее давило, снова стало подыматься от сердца; и вдруг разлилось по всем жилам. Она поняла, взглянув на парня, что бежала не от него, скрывалась во ржи не от него. Оттолкнув его руки, она бессильно опустилась на землю. Парень навалился на ее колени; она плотно прикусила губу, и на подбородок ее скатилась алая струйка крови.
     - Да ты штошь, этакая-разэтакая, долго будишь ныда мной издяватца-то?! - крикнул парень и, размахнув рукой, ударил ее по лицу. И боль в ней вытесняла то, чего она боялась. Посыпавшимся на нее ударам она подставляла грудь, голову; виски ее заломили, она тихо застонала.
     Ее опухшее в кровоподтеках лицо испугало парня, и, ткнув ее ногой в живот, он поднял свой соскочивший картуз, вытер со лба градом катившийся пот и пошел по дороге в поле.
     Солнце поднялось высоко над водой, песок, на котором она лежала, сделался горячим, голова ныла от жары еще больше, губы спекались.
     Приподнявшись кое-как на локти, она стала сползать к воде; руки царапались о камни, сарафан рвался. У воды, тыкаясь лицом, она обмыла запекшуюся на коже кровь, немного попила и побрела домой. На крыльце валялись окурки, спички и позабытый кисет. Взобравшись на верхнюю ступеньку, она села и обессиленно вздохнула.
     3
     Вода от холода посинела, ветла, стоявшая у избы Корнея, нагнулась и стряхнула в нее свои желтые листья. Небо подернулось облаками, река уже не так тихо бежала, как летом, а пенилась и шумела; Палага каждый день ждала мужа, и, наконец, он вернулся.
     В тот день по воде шел туман. Когда Корней чалил у берега свою лодку, Палага не видела его из окна; она узнала лишь тогда, что он приехал, когда собака залаяла и радостно заскулила. Сердце перестало биться, ноги подкосились, и, задыхаясь, Палага выбежала ему навстречу.
     Но она взглянула на него, и руки ее опустились. Корней был как скелет, из заросшего лица торчал один только длинный нос, щеки провалились, грудь ушла в плечи.
     - Што с тобой?! - чуть не вскрикнула она и, скрестив руки от какого-то страшного предчувствия, остановилась на месте.
     - Ничего, - болезненно улыбнулся Корней, - захворал малость, вот и осунулся!
     В словах его была скрытая грусть.
     Они вошли в избу. Он, не снимая шапки, лег на кровать и закрыл глаза. Палага легла с ним рядом, сердце ее билось. Прижимаясь к нему, она понимала, что делает совсем не то, что нужно, но остановить себя не могла.
     Почувствовав ее дрожь, Корней приподнялся и с горькою улыбкой покачал головой:
     - Силы у меня нет, Палага, болесть, вишь, - и, глядя на ее сочную грудь, на красные щеки, гладил ее плечи и сбившиеся волосы.
     С тех дней, как Корней не вставал с постели, Палага побледнела и даже подурнела, глаза глубоко ввалились, над губами появились две дугообразные морщины, кожа пожелтела.
     - Надоел я тебе, - говорил, свешивая голову с кровати, Корней, - измаялась ты вся, так што и лица на тибе ни стало.
     Палага ничего не отвечала ему на это, но ей было неприятно, что он мог так говорить. За ту любовь, какую она берегла ему, она могла перенести гораздо больше...
     Корней догадывался, отчего гас ее румянец, отчего белели губы, и ему неловко и тяжело было.
     Когда же река стала опруживать заволокой льда окраины и лодки пришло время вытаскивать на берег, Палага наняла на деревне для этого дела сына десятского Юшку. Приходило время поправлять попортившиеся за лето верши, и Юшка принялся за починку.
     Подавая ему нитки, Палага ненароком касалась его рук; руки от работы были горячие, приятно жгли, и Палагу снова стало беспокоить. Стала она часто сидеть у кровати, на которой лежал Корней, и еще чаще сердце ее замирало, когда Юшка, как бы нечаянно проходя, задевал ее плечи рукою.
     Однажды ночью, когда Корней бредил своим баркасом, она осторожно слезла с лавки, на которой лежала, и поползла к Юшке в угол на пол.
     За окном свистел ветер, рубашка на ее спине прыгала от страха. Юшка спал; грудь его то подымалась, то опускалась, а от пушистого и молодого, еще ребяческого лица пахло словно распустившейся мятой. Подобравшись к его постели, она потянула с него одеяло, Юшка завозился и повернулся на другой бок.
     В висках у нее застучало. Она увидела в темноте его обнажившиеся плечи. Осторожно взобралась она на постель. Юшка проснулся. В первый момент на лице его отразилось удивление, но он понял и, вскочив, обвился вокруг нее, как вьюн.
     Палага ничего уже не сознавала, тряслась как в лихорадке.
     Когда она лежала снова на лавке, ей казалось, что все, что было несколько минут назад, случилось уже давно, что времени этому уже много, и ее охватила жалость, ей показалось, что она потеряла что-то. Затуманенная память заставила ее встать, она зажгла лампу и начала шарить под столом, на печи и под печью, но везде было пусто.
     "Это в душе у меня пусто", - подумала она как-то сразу и, похолодев, опустилась с лампой на пол.
     До рассвета она сидела у окна и бессмысленно глядела, как по воде, уже обмерзшей, стелился снег. Но как только она начинала приходить в себя, сердце ее занывало, она вспоминала, что жизнь ее с Корнеем оборвалась, что на радости их теперь лег узел, и, глядя на сонного Юшку, ей хотелось впиться ногтями в его горло и задушить.
     Лицо Юшки было окаймлено невидимой, но все же понятной для нее бледностью, и, вглядываясь в него, она начинала понимать, что то, что отталкивало ее от него, было не в нем, а внутри нее, что задушить ей хочется не его, а соблазн, который в ее душе. Несколько раз она приближалась к спящему Корнею, но, глядя на его спокойно закрытые глаза, вздрагивала и, заложив руки за голову, начинала ходить по избе.
     Когда рассвет уже совсем заглянул в окно, она испугалась наступающего дня; пока было темно, пока никто не видел ее лица и бледных щек, ей было легче; и вдруг ей захотелось уйти, уйти куда глаза глядят, лишь бы заглушить мучившее ее сознание.
     Отворив дверь, Палага вышла на крыльцо и взглянула на реку. То место, где она обмывала свои побои, было занесено снегом. Она вспомнила, насколько она была тогда счастливее, когда подставляла под взмахивающие кулаки грудь и голову, и, обхватив за шею стоявшую подле нее собаку, зарыдала.
     Собака сперва растерялась, завиляла хвостом, но, почувствовав, что в горле у нее щекочет, завыла; и вой ее слился в один горький и тяжелый крик утраты.
     <1916>
     Комментарии
     СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ
     Бирж. вед. - газ. "Биржевые ведомости", СПб. - Пг., 1880-1917.
     В пятом томе Полного собрания сочинений Есенина впервые представлено все ныне известное прозаическое наследие поэта, кроме его писем и автобиографий, которые отнесены соответственно в 6 и 7 тт. наст. изд. Том состоит из художественной, публицистической, литературно-критической прозы поэта 1914-1925 годов: повести "Яр", рассказов "У белой воды", "Бобыль и Дружок", очерка "Железный Миргород", теоретической работы "Ключи Марии", статей, рецензий, заметок, предисловий, ответов на вопросы анкет, а также сценария "Зовущие зори", написанного Есениным совместно с М. Герасимовым, С. Клычковым и Н. Павлович.
     Не все эти произведения были опубликованы при жизни поэта: восемь статей и сценарий остались в рукописях. Некоторые из них не были закончены, другие частично утрачены или по каким-то иным причинам не появились в печати: <"О Глебе Успенском"> <1915>, <"О сборниках произведений пролетарских писателей"> <1918>, <Зовущие зори> <1918>, <Россияне> <1923>, <"О писателях-"попутчиках""> <1924>, <"О смычке поэтов всех народностей..."> <1924>, <Предисловие> <1924>, "В. Я. Брюсов" <1924>, "Дама с лорнетом" <1925>.
     Публикация прозы Есенина после смерти поэта имеет свою историю. Впервые два произведения прозы - "Яр" и "Бобыль и Дружок" - были напечатаны в дополнительном четвертом томе "Собрания стихотворений" - "Стихи и проза" (составитель и редактор И. В. Евдокимов), - увидевшем свет в 1927 году.
     В 1940 году С. А. Толстая-Есенина готовила к изданию "Собрание произведений Сергея Есенина". Предполагалось, что проза будет представлена в нем повестью "Яр". Тогда же вдова поэта (совместно с Е. Н. Чеботаревской) составила комментарий к этому Собранию, которое, к сожалению, не было осуществлено.
     В шестидесятые годы и позднее в подготовке к печати произведений Есенина, особенно его прозы, деятельное участие как составители, комментаторы, члены редколлегий Собраний сочинений принимали сестры поэта Екатерина Александровна и Александра Александровна Есенины. В 1958 году в издательстве "Московский рабочий" вышел том избранных произведений Есенина, подготовленный его сестрами совместно с Ю. Л. Прокушевым. Здесь впервые была собрана воедино вся известная художественная и публицистическая проза поэта. Причем два произведения - рассказ "У белой воды" и очерк "Железный Миргород" - до этого не входили ни в одно есенинское издание. Позднее А. А. Есенина подготовила для Собрания сочинений Есенина, выпущенного Государственным издательством художественной литературы в 1961-1962 гг., повесть "Яр". Ею был написан комментарий и составлен словарь местных рязанских слов и выражений, встречающихся в тексте. В этом Собрании помимо художественно-публицистической прозы было впервые представлено литературно-критическое и эпистолярное наследие Есенина.
     Еще более полно проза поэта (прежде всего ранее не известные тексты его писем) вошла в состав второго пятитомного (М., 1966-1968) и шеститомного (М., 1977-1980) Собраний сочинений.
     Все эти издания послужили основой при подготовке данного тома Полного собрания сочинений Есенина.
     Том состоит из четырех разделов: "Художественная проза", "Статьи, заметки, ответы на вопросы анкет", "Коллективное" (сценарий) и "Другие редакции". Во втором разделе две части: "Завершенное" и "Отрывки. Неоконченное". Внутри разделов (и частей) произведения расположены в хронологическом порядке.
     Составителями тома была проделана значительная по объему и важная по результатам поисковая и исследовательская работа в государственных архивах и частных собраниях Москвы, Санкт-Петербурга, на родине поэта - в Спас-Клепиках, Константинове, Рязани.
     Кроме того, для выявления ранее неизвестных литературных и иных источников, получивших в прозе Есенина свое отражение, были изучены десятки книг по фольклористике, истории искусства, философии, религии, а также публикации современников поэта - писателей, критиков, ученых и др. Проанализированы различные периодические издания, выходившие при жизни поэта и после его смерти как в нашей стране, так и за рубежом.
     Все это, вместе взятое, позволило в настоящем томе:
     во-первых, максимально сохранить последнюю творческую волю автора, освободив при этом текст есенинской прозы от неточностей, ошибок и искажений, имевших место в прошлых изданиях, включая собрания сочинений (см. далее конкретный текстологический комментарий);
     во-вторых, значительно расширить и обогатить фактическую основу историко-литературного и особенно реального комментария ("Ярославны плачут", повесть "Яр", "Ключи Марии", "Железный Миргород", "Дама с лорнетом" и др.);
     в-третьих, что особенно важно, расширить состав тома за счет произведений, не входивших в предыдущие собрания сочинений Есенина.
     В данный том впервые введены: незаконченная статья "Россияне", отзыв <"О резолюции ЦК РКП о художественной литературе"> <1925> и ""Ответ редакции "Новой вечерней газеты""" <1925>; отрывок из статьи <"О смычке поэтов всех народностей..."> воспроизводился ранее лишь в комментариях Собр. соч. в 6 тт. (М., 1977-1980, т. 2, с. 225).
     Тексты печатаются по автографам или прижизненным публикациям. Устранены существенные искажения в тексте первых публикаций таких произведений, как "Яр", "Железный Миргород", "Отчее слово", "Ключи Марии", "Быт и искусство", а также ошибки прежних прочтений некоторых мест в автографах ("Ключи Марии", <"О сборниках произведений пролетарских писателей">, "Зовущие зори" и др.). Кроме того, в текст "Ключей Марии" введены рисунки букв, выполненные Есениным в рукописи и не воспроизведенные в прижизненном издании по техническим причинам. В связи с тем, что при газетной публикации "Железного Миргорода" его текст был подвергнут значительному редактированию (подробнее см. ниже, с. 394-397), в разделе "Другие редакции" воспроизводится текст автографа. Тексты "Яра", "Железного Миргорода" и "Зовущих зорь" сопоставлены также с имеющимися архивными машинописными копиями.
     Свод вариантов прозы Есенина впервые дается с исчерпывающей полнотой ("Железный Миргород", "Ключи Марии", <Предисловие>, "Анкета журнала "Книга о книгах". К Пушкинскому юбилею", "В. Я. Брюсов", <"О сборниках произведений пролетарских писателей">, "Россияне", <"О писателях-"попутчиках"">, "Зовущие зори"). Уточнены даты написания отдельных статей и заметок ("Ярославны плачут", <"О сборниках произведений пролетарских писателей">, "Россияне", "Дама с лорнетом").
     По сравнению с предшествующими изданиями значительно расширены и углублены комментарии, в которых использованы новые разыскания.
     Впервые наиболее полно выявлены источники есенинской прозы. Проанализирован жизненный, творческий, литературный, научный и фольклорный материал, который лег в основу художественно-прозаических, публицистических и литературно-критических произведений поэта ("Яра", "Железного Миргорода", "Ключей Марии" и др.).
     Впервые с такой полнотой дается реальный комментарий событий и фактов, упоминаемых Есениным, расшифровка многих скрытых цитат. Наиболее наглядно это видно на примере "Железного Миргорода" и "Ключей Марии". Особо следует отметить находку публикации статьи З. Н. Гиппиус "Общеизвестное" (газ. "Последние новости", Париж, 1925, 8 апреля, Ќ 1520), послужившей непосредственным поводом к написанию Есениным памфлета "Дама с лорнетом". Все это позволило глубже раскрыть творческую историю прозаических произведений.
     Широко использована в комментариях прижизненная критика, посвященная прозе Есенина, в том числе рецензии из газет и журналов русского зарубежья.
     Не вся проза Есенина дошла до нас. Так, в письме В. С. Чернявскому (июнь 1915 г.) поэт писал: "Принимаюсь за рассказы. 2 уже готовы". В настоящее время известен только один рассказ, напечатанный в 1916 г., - "У белой воды". Есть сведения, что Есениным была написана пьеса "Крестьянский пир", известно о его работе над повестью "Когда я был мальчишкой" (журн. "Книга о книгах", М., 1924, Ќ 5-6, июнь, с. 78). Более подробно об этом см. в т. 7 наст. изд.
     Материалы данного тома показывают Есенина как художника обширных жизненных и литературных интересов, глубоких знаний быта, мифологии и фольклора (как русского, так и других народов мира), раскрывают новаторство и оригинальность Есенина-прозаика, органичность эстетических взглядов поэта, их национальные корни.
     Тексты, варианты, другие редакции и комментарии подготовили: повесть "Яр", рассказы "У белой воды", "Бобыль и Дружок" - Е. А. Самоделова, очерк "Железный Миргород" - С. И. Субботин, "Ключи Марии" - А. Н. Захаров (кроме реального комментария, выполненного С. И. Субботиным), литературно-критические статьи, заметки, ответы на вопросы анкет, сценарий "Зовущие зори" - С. П. Кошечкин и Н. Г. Юсов.
     * * *
     Редакционная коллегия издания, составители тома с признательностью отмечают большой вклад Т. П. Флор-Есениной (1933-1993) в работу по подготовке к печати текстов и комментированию художественной прозы поэта.
     За помощь, связанную с подготовкой тома, выражается благодарность С. П. Есениной; Н. Б. Волковой и Е. Е. Гафнер (РГАЛИ); М. А. Айвазяну и Е. Ю. Литвин (ИМЛИ); А. Ф. Маркову; А. И. Михайлову (ИРЛИ); Т. К. Савченко (Институт русского языка им. А. С. Пушкина); Н. Д. Симакову (б-ка ред. газ. "Правда"); Н. М. Солобай (Федеральная архивная служба России); И. П. Хабарову (Науч. б-ка Федеральных архивов); Н. В. Шахаловой и А. А. Ширяевой (ГЛМ); В. А. Шошину (ИРЛИ).
     У белой воды (с. 146). - Бирж. вед., 1916, Ќ 15753, 21 августа (3 сентября), с. 2.
     Печатается и датируется по газетной публикации.
     Автограф неизвестен.
     Работу над рассказом можно отнести предположительно к июню 1915 г., судя по письму Есенина к В. С. Чернявскому из с. Константиново от июня 1915 г. и по письмам Л. И. Каннегисера к Есенину от 21 июня из г. Брянска и от 15 августа и 11 сентября 1915 г. из Петрограда (см. комментарий к "Яру", с. 337-339.).
     Рассказ остался не замеченным критикой.
     В заглавии рассказа усматривается топоним, родственный обозначениям хутора и леса Белый Яр и луга Белоборка в окрестностях с. Константиново. Возможно, в связи с этим во всех книжных публикациях рассказа слово "белый" печаталось с прописной буквы как в заглавии, так и в самом тексте. В настоящем издании (как и в предыдущих, посмертных собраниях сочинений) восстановлены допущенные по вине наборщика пропуски во втором абзаце: "...смотрела то в ту <сторону, где,> чернея, торчали камни на выветренном ме<сте, то> на молочное небо".
     Название произведения ассоциируется с Беловодьем - легендарно-утопической страной свободы из русских народных преданий XVII-XIX вв.; по мнению старообрядцев, размещалась где-то на Востоке - в Японии, Индии - и имела реальным прообразом Бухтарминский край на Алтае; с 1870-х по 1920-е годы существовала Беловодская иерархия, нашедшая сторонников среди поповцев Сибири и Прикамья. Есенин интересовался старообрядчеством и мог узнать о Беловодье из книжных и устных источников. Н. А. Клюев, с которым Есенин лично познакомился несколькими месяцами позже создания рассказа, но задолго до его публикации, упомянет о Беловодье в Письме к В. С. Миролюбову в начале марта 1918 г.: "Тоска моя об Опоньском Царстве, что на Белых Водах, о древе, под которым ждет меня мой Царь и брат. Благодарение Вам за добрые слова обо мне перед Сережой..." (Письма, 317).
     Белый цвет - символ духовной чистоты, высокой нравственности и непогрешимости в христианстве и цвет траура в крестьянской среде. По народному мировоззрению, за водным пространством находится иной мир, царство смерти. Белый как положительно-оценочный эпитет в применении к родине встречается в письме Н. А. Клюева к Есенину от 6 сентября 1915 г.: "Я пробуду в Петрограде до 20 сентября - хорошо бы устроить с тобой где-либо совместное чтение - моих военных песен и твоей Белой прекрасной Руси" (т. е. поэмы "Русь". - Письма, 209).
     Проблема нравственной чистоты и греховности чувства волновала Есенина в юности. В письме к М. П. Бальзамовой 1912-1913 гг. из Москвы Есенин рассуждал: "Все люди живут ради чувственных наслаждений. Но есть среди них в светлом облике непорочные, чистые, как бледные огни догорающего заката. <...> "Наслаждения, наслаждения!" - кричит <...> бесстыдный, зараженный одуряющим запахом тела, в бессмысленном и слепом заблуждении, дух. <...> Женщина, влюбившись в мужчину, в припадках страсти может отдаваться другому, а потом - раскаиваться". По мнению современного литературоведа О. Е. Вороновой, наряду с фольклорной традицией в рассказе обнаруживается влияние житийной книжности: психологическая коллизия "искушение - падение - раскаяние" неслучайно связана в тексте с именами раскаявшихся грешниц св. Марии-Магдалины и Марии Египетской. Идейно-художественная направленность (борьба духа и плоти, раскрытие внутреннего мира простой женщины) и "пейзажное" заглавие роднят есенинское произведение с рассказом И. А. Бунина "При дороге", 1913 г. (см.: С. А. Есенин: Проблемы творчества, связи. Межвуз. сб. науч. трудов, Рязань, 1995, с. 31, 33 - ст. "Рассказ С. А. Есенина "У Белой воды" в контексте фольклорных и литературных традиций").

Другие известные произведения этого автора:


15 самых популярных авторов:
1. Пушкин Александр2. Чехов Антон3. Тургенев Иван4. Гоголь Николай5. Толстой Лев6. Лесков Николай7. Некрасов Николай8. Лермонтов Михаил9. Есенин Сергей10. Островский Александр11. Блок Александр12. Салтыков-Щедрин Михаил13. Жуковский Василий14. Тютчев Фёдор15. Толстой Алексей Константинович

Биографии авторов:
Биография Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович
Биография Некрасов Николай Алексеевич
Биография Крылов Иван Андреевич
Биография Лермонтов Михаил Юрьевич


© lit-classic.ru — Русская классическая литература.